Возвышенное и земное



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12


16. КОРОТКИЕ РАССКАЗЫ

О ПТИЧКЕ

14.03 95

22.36

Вот жила — была лесная птичка и сначала для жизни клетку приобрела. Решила птичка, что получше ей в клетке той прожить, чем ей самой гнездо ворочить. Купила клетку и решила жить. Но в клетке этой очень тесно и дует очень через всё и стало грустно птичке в клетке, — решила смастерить гнездо.

Пошла та птичка по лесочку и видит листик там лежит и подобрала листик бойко, и понесла в гнездо служить. Опять спустилась в поиск нужный, нашла опять она листок, листок пушистый, весь надушенный от запаха берёз. Взяла его в гнездо, что свила себе из прутьев, лепестков и одушила все запахом, идущим от листа с берёз.

Лежит там птичка и вздыхает, что натрудилась за весь день, но себя же успокаивает, что отждохнёт на следущий день. Заснула птичка в утешеньи, себя от хлопот утомив. И ночь спустилась, чтобы песни затихли, лес не разбудив.

Во тьме проснулись звери леса, которые проспали день и озвучили звуком темень, и нагнали страх на Земь. Вот рысь проснулась, потянулась и увидала то гнездо, в котором птичка угомонилась от работы своей дневной. И вмиг взметнуло тело рыси. Достигла спящую во мгле. И не проснулась птичка более, ушла в предание во тьме.

Так в чём мораль мы проследили? Ведь в том примере правда есть. И в нашей жизне порой клетка помогает нам уцелеть. Ведь весь урок у жизни нашей лежит в понятии своём, что ты живёшь, чтоб жизнь стала краше, а ночь останется с волком. И как не тянешься на волю, ты остаёшься жить во мгле и только пониманье воли даёт вам жить всем на Земле.

22.51

О ЛЮБВИ ПО УТРУ

22.51

По утру на рассвете печально

Просыпался народ у страны,

Что вела войну непрестанно,

Защищая границы свои.

Тот народ просыпаться боялся.

Заливается день, чтоб опять

Слушать звуки стрельбы, перепалки,

Что идёт неустанно опять?

Нет, не хочет народ просыпаться,

Надоело ему воевать,

Налоело ему притворяться

И себя героем выставлять.

Очень хочет народ тот проснуться

И спросить у сильных сего, —

Что для этой судьбы стоило родиться,

Лучше нет, чем быть с пушечным ярмом?

Разве жизнь для убийств предназначенна?

Разве это лежало в основе,

Когда жизнь была созданна Создателем

Для Любви на родной основе?

Что же делать народу убитому,

Воскрешать не придётся убитых,

Поле бойни кровью омытое,

Станет кладбищем похоронным.

О, народ мой, встань, проснись родной.

На колени свои упритесь все

И просите Разум ваш большой

Остановить ваши убийства все.

Помолитесь вы, прокричите вы:

Где Ты, Бог, Великий, Родной Наш.

Покажись Ты нам, научи Ты нас

Как прожить ведь жизнь у себя в домах.

Научи людей полюбить себя,

Чтоб любили всех, даже если не брат

И простили всех, кто с мячем пришёл,

И пустили всех жить своим ясным днём.

Разве можно жить, убивая всё

И людей вокруг, и Природу всю?

Разве можно так убивать её —

Свою жизнт, свою…в перву очередь.

Утро нежное пробуждается

Уж слышны опять звуки как хлыста,

То стреляет тот, кто не любит всех

И себе же он не человек.

23.05

НЕЖНОСТЬ

Касаясь рукой взьерошенные волосы, он нежно опустил свой взгляд на шею, такую нежную и гордую, несущую эту копну взьерошенных волос и этого изумительного милого лица. Волосы, волосы — они походили на волны неспокойного океана, когда волны накатываются друг на друга, не выдерживая интервала

между их накатами.После продолжительного молчания она наконец повернулась к нему лицом и их глаза встретились. Прости, — сказала она своими открытими на него глазами, оставляя закрытым рот и посылая ему только мысли. Прости меня, говорили её глаза, они искали отпущения её ошибки, греха, того, что она отвернулась от него, стараясь понять себя, найти себя.Прости меня, — она прильнула к нему, обхватив его рукой вокруг его шеи и начала слегка поглаживать его, стараясь облегчить молчание.

И не было большего блаженства, и не было слаще мига, в котором не было сказанно слов, но который был наполнен нежностью. Нежность обволокла их своим светом и теплом, она убаюкала их своим ритмом милосердного отношения друг к другу. И боль прошла, и обида ушла и осталась только близость двух людей, не нашедших себя.

Ведь разве можно обижаться, когда стараясь полюбить, вы ищите ответ ясный на то, кого любить? И поиск ваш вам всем так нужен, чтоб отыскать лично для себя любовь, того, с кем ты подружен и которого не любить нельзя.

Ну, а другие по дороге, которых довелось узнать, не должны остаться в сердце с болью. Их нежностью старайтесь увещевать. Старайтесь обойтись со всеми только с нежностью, заботой и любовь придёт ко всем тем, кто в свободе своё право на любовь нашёл.

23.19

СЛУЖЕБНЫЕ БУДНИ
23.19

Из-за угла смотрели настороженно двое, оборачиваясь и постоянно отряхивая себя, как будто выпачкались в чём-то.

Кто такие? — спросил полицейский, заметив их.

Да мы здесь живём, — ответил детский голос. И полицейский, осветив фонарём, увидел двух подростков, прячивших лица в страхе перед представителем власти.

Идите домой, уже поздно. Наверно родители нервничают, — торопил их полицейский, направляясь к машине.

Не успев отьехать от угла, он заметил ещё фигурки, прижимавшиеся к стенам домов.

Да, что за навождение такое? Что-то происходит и мы это сейчас выясним, подумал он и, включив фары, притормозил машину в боковой улице. Выйдя из машины, он ловко пробежал переулок и бесшумно проследовал к только что оставленному месту. На небольшом расстоянии он увидел сидящих в круге молодых парней, которые при полной луне, которая выплыла из облака, казались совсем ещё детьми. Они сидели очень тихо, как бы притаившись, или ожидая кого-то в своём кругу.

Неожиданно появилась высокая фигура, которая кошачьей походкой подкралась к группе и, перепрыгнув через голову одного из ребят, очутилась в центре круга. При свете луны полицейскому было видно всё как в театре. Группа людей была на сцене, а он прятался за кулисами, ловя каждое слово, которое отчётливо доносилось до него.

Когда наступит полнолунье, вам всем было веленно придти, потому что в полнолунье лучше силы приобрести, — так вещал этот высокий человек, расхаживая по кругу, обходя всех, заглядывая всем в глаза. Что-то таинственное чувствовалось в этом, что-то страшное и роковое было в этой тайной сходке и в этих застывших фигурках, завороженно смотревших на своего вожака.

Нехорошее затевается что-то, — думал полицейский, но не мог даже сдвинуться с места, стараясь не привлекать к себе внимание.

Дальше вы должны все знать, что вас поведёт закон, закон подчинения. Без меня вы не можете даже думать. Вот ваш первый закон, — вещал длинный, сидевшим в кругу.

Что за чертовщина такая? Кто он такой, — этот длинный? — думал полицейский, продолжая сидеть в темноте, — и на что он их подбивает и подготавливает?

Слегка начало покрапывать и вдруг в секунду всё изменилось и полил проливной дождь, заглушая не только голоса, но делая невидимым всё на расстоянии одного метра.

Пойду-ка я домой, подумал полицейский, вспомнив об уюте домашней обстановки и о жене, которая, конечно, ждёт. — А об этих детях я подумаю завтра, — так думал он, направляясь к машине. И вдруг что-то навалилось на него, что-то кольнуло сзади в области сердца и тело его обмякнув, стало опускаться на землю.

Да, что это со мной, — подумал он, и вдруг мысль пронзила как удар молнии и понял он призыв к повиновению, свидетелем которого он стал секунду назад. Тело его опустилось на землю, одежда намокла под дождём и пристала к телу как мокрая тряпка, а мысль не успокаиваясь твердила:”Да ведь совсем ещё дети, совсем дети”.

23.42

ПЛЕНИВШИСЬ РОЗОЙ СОЛОВЕЙ

16.03.95

7.49

Так начинается стихотворение Кольцова в романсе Римского-Корсакова. Так вот, увидел соловей розу и воспылал любовью к ней. И пел он песни ей о море, которое не было видно ей. Тот соловей поведал в трелях своих, летящих в небосвод, что лучше нет на свете песни, чем о Любви.

Так пел герой наш, соловей, и роза, внимая трелям соловья цвела на радость у природы и была счастлива она. Она жила в лучах игристых, она дышала той волной, что отражалась в трелях птички, являясь мелодией одной.

Как часто вы, не замечая вокруг себя природы песнь, не используете её начальный живительный секрет, что в ней есть. Ведь песня соткана из ткани, которой музыуа полна, она ложиться к вам ветвями, она от корня рожденна. А корень тот в энергии Бога, Он отдаёт себя всем тем, кто хочет любоваться Богом и прославлять его весь день.

И пела птичка прославляя себя и розы на века и там рождалась любовь земная, напетая в мелодии певца. Ведь в чём мораль, урок наземный? Любовь в себе откройте все и будет мир во всей Вселенной и будет мир на всей Земле.

8.00

СЛЕПЫЕ КОТЯТА

8.00

Родила кошка котят и было их девять малюток. И решила она их назвать, но имён найти было так трудно. И решила кошка считать: вот первый, второй и третий, четвёртый и пятый, шестой и седьмой, восьмой и наконец девятый.

А может быть лучше назвать их числом и отличать по знаку? Ведь девять имён большое число, уж лучше им номер прилажу. Так думала кошка, лежа на боку и глядя на кучку большую. Лежали котята, прижавшись друг к другу и походили на семью большую.

Вот кто-то из них повернулся спиной, а кто-то почёсывал носик, а тот у стены прижался бочком и стал кого-то дубасить. Слепые котята лежали комком, прижавшись друг к другу теснее и кошка-мать решала молчком какое имя приладить.

Решать ведь за всех, не большая игра, а думать за всех, — вот что нужно. И порешила отправить она своих детей на улицу.

Взяла одного за шею зубами и вынесла в стужу на холод, потом повернулась, вернулась, взяла другого и третьего сходу. Несла одного за другим на крыльцо, навстречу со стужей, чтоб люди увидели этих слепых мальцов и взяли к себе, если нужен.

Так день промелькнул в заботе о том, как деток своих разбросать ей. И ночь подошла и свернулась кольцом, решила та кошка поспать ей.

Но ночь надавила и сон не пришёл и мысли замучили кошку. Как я могла отнести всех мальцов и бросить на стужу ночью? Что, если их не взяли домой? Что, если холодно детям? Как я могу жить с собой, если им тяжело на свете? Ведь не дождалась я дня, когда откроют свои глаза на белый свет. Да, что же это со мной такое? Где получила я ответ не думать, бросить, не отдать себя тому, кто в этой жизне только просит помочь им встать, прозреть самому?

8.15

ПЕРЕД ВСТРЕЧЕЙ

24.03.95

8.00

Однажды ночью осторожно прокрался он на чердак старого заброшенного дома. Никто не жил в нём, одиноко стоявшим на окраине города. Зачем пришёл? Он не мог найти ответа на этот вопрос, так как им руководила высшая сила, заставившая очень долго искать этот дом, а потом привела его на этот чердак.

Опустившись на кучку, которая громоздилась в углу большой комнаты, он молча огляделся, направляя свет от фонаря, который он держал в руке, во все углы, освечивая их очень медленно, стараясь запомнить где, что лежит.

Чердак оказался очень просторным помещением, имевшим четыре окна, выходящих на все четыре стороны, окружавшие этот дом. В углах была сваленна старая мебель и домашнее барахло, не нужное в употреблении уже долгие годы.

Что привело меня сюда? — думал он, сидя на кучке старых вещей и озираясь по сторонам. Должен я быть здесь? Должен я это убрать и навести порядок? Для чего это всё? Так мелькали мысли и на фоне восходящего солнца пробуждалась жизнь в этой заброшенной комнате, освещаясь солнечным светом, проникавшим через одно окно.

Освещаясь, комната начала приобретать характер чего-то фантастического, обнажая предметы, которые никак не вязались с земной жизнью, которую он вёл. Какие-то провода, скафандры, какие-то головки от непонятных предметов, оставленных в разобранном виде и покрывшиеся пылью, пролежав здесь очевидно долгое время.

Неужели это правда, что нас посещают пришельцы из других галактик? — спросил он мысленно себя, возбуждаясь от радости предчувствия чего-то. Он всегда интересовался фантастикой, а особенно научной, той, которая давала ему стимуляцию в поисках новых тем и интересов. Он уверенно теперь вспоминал, что путь его сюда, на чердак, был направляем кем — то, который хорошо знал его интересы и привязанности.

Да, кто-то направлял меня, чтоб убедить меня, что существует всё то, о чём говорят как о вымысле автора. Ведь такое не придумаешь, то, что вижу наяву — думал он, уставившись на скафандр, вернее на что-то, что могло выполнять функцию его.

Таких скафандров на Земле не делают, а если и делают, их не держат на чердаке заброшенного дома на окраине, — он улыбнулся мелькнувшей мысли, что — самое интересное впереди. И замурлыкав песня, он стал готовиться к встрече со своими гостями.

8.20



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12